ՀՀ ԿԳ նախարար Լևոն Մկրտչյանի հարցազրույցը «Голос Армении» թերթին

2016-12-01

СОДЕРЖАНИЕ ВАЖНЕЕ ВСЕГО

"Сегодня во главу угла нужно поставить качество образования", - заявил в эксклюзивном интервью "ГА" министр образования и науки Армении Левон МКРТЧЯН 

- Левон Оганесович, хотелось бы начать нашу беседу с некоего обзора. Какие проблемы и задачи в образовательной сфере, незамедлительного внимания и решения, вы считаете ключевыми?

- Образование - целостная система, и на сегодняшний день одной из основных целей является формулирование конкретных задач по каждому образовательному сегменту с тем, чтобы вписать их в общую систему. Что касается общеобразовательной сферы, то здесь на конкретные вопросы, в частности, касающиеся качества образования, призван ответить национальный куррикулум. Сегодня для нас одна из важнейших задач - обеспечить состоятельность старшей школы (и в этом направлении реализуется конкретная программа), равно как и обеспечить функционирование такой системы в школе, при которой качество образования, причем именно армянского национального образования, было бы обеспечено на всех уровнях: в начальной школе, основной школе, старшей школе, с тем чтобы обеспечить последовательный и плавный переход от одного этапа к другому.

А далее уже идет ответвление по двум векторам - речь о среднем специальном профессиональном образовании и собственно вузе. Что крайне важно, так это то, чтобы общая система была открытой, чтобы все альтернативные программы, идеи, начинания вписывались в куррикулум, а не стояли особняком, функционируя как "вещь в себе". Образно говоря, должен действовать принцип "матрешки". Если у нас есть некая система, функционирующая на уровне высшего качества, как, скажем, "Араратский бакалавриат" (чья программа признается Кембриджским университетом), то действовать она должна не параллельно, а вертикально, при этом находясь в общей образовательной платформе.

Высокое образовательное качество, которое мы имеем в лице того же "Араратского бакалавриата", "Тумо", "Кванта", физико-математической школы и т.д., должно выполнять роль локомотива, а не некоего обособленного элитарного сегмента. Что мы имеем на сегодняшний день в общеобразовательной сфере? Качество, соответствующее среднеевропейскому общеобразовательному. Но при этом у нас есть пики, о которых я сказал выше, и, взяв их за образец, мы можем обеспечить принцип доминантности высокого качества в общеобразовательной системе. На что и нацелена национальная программа превосходства образования.

 - А как насчет высшего образования?

- Здесь задача другая. Нам нужны сильные университеты, это однозначно. В плане создания конкурентной среды подвижки уже есть - сегодня у нас функционируют такие сильные университеты, как Американский университет Армении, Российско-Армянский (Славянский) университет, Французский университет. Это уже плюс. Но сегодня стоит задача обеспечения конкурентоспособности нашей системы высшего образования, которая действует у нас на двух уровнях: государственном и частном. С последним большие проблемы в плане качества образования, не секрет, что частные вузы далеко не всегда обеспечивают его на должном уровне. В разработанном законе "О высшем образовании" нашли отражение все пункты, связанные с четким определением того, каким, скажем, критериям должно отвечать учебное заведение, чтобы обрести право называться университетом, институтом, академией и т.д. Это тоже шаг вперед.

Сегодня важно сфокусироваться на создании в Армении двух основополагающих кластеров. Один из них инженерно-технический, с вовлечением в свою орбиту научного института, образовательного учреждения и предприятия. Например, политех плюс инженерно-технические исследовательские институты плюс Ереванский физический институт. Можно привести и другие примеры - важен сам принцип кластера. При таком раскладе студент обретает возможность свободного передвижения внутри созданного кластера, он учится, получает знания, набирает свои кредиты, обеспечивает практику. Другой кластер - научный, созданный на базе Ереванского государственного университета. Это естественные науки плюс опять же научные институты плюс рынок труда. Студент может получать образование, заниматься наукой и практикой, и все это в одном кластере.

Важная задача - обеспечение внутриуниверситетской сетевой системы. Скажем, ЕГУ будет иметь институт естественных наук, институт гуманитарных наук, институт экономики и т .д. Сетевая система поможет преобразованию качества образования, значительно его повысит. Сегодня наша большая проблема состоит в том, что наука развивается отдельно, образование - отдельно, рынок труда - отдельно. Кластеры помогут решить эту проблему, и активные шаги в этом направлении уже предпринимаются.

- Вы все время говорите о естественных науках. Разве не менее важно развивать в Армении гуманитарные науки, положение с которыми у нас просто катастрофичное?

- Это задача не просто важная, а архиважная. Действительно, ситуация с гуманитарными науками довольно тяжелая. Что мы имеем? Сегодня разрабатываются концепция развития естественных наук и концепция развития иностранных языков. В конце концов, невозможно обеспечить качество образования, особенно в естественных науках, без владения иностранными языками. У нас многие относятся весьма чувствительно к этому вопросу, это можно понять. Но мне как министру образования важно, чтобы наш студент знал, скажем, русский язык, не потому, что принципиально важно прочитать в оригинале Льва Толстого, а потому, чтобы он, учась на факультете физики, мог читать на иностранном языке техническую литературу.

К сожалению, реалии таковы, что мы, да и вообще все малые народы, могут обеспечивать техническую литературу на родном языке не более чем на 10% от мирового объема. Так что знание иностранных языков принципиально важно, если мы хотим видеть Армению в перспективе научной страной, с развитой наукой и образованием. И в этом смысле, возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что очень важно также обеспечить концептуальный подход к гуманитарным наукам. Потому что возникает вопрос: если мы развиваем естественные науки и хотим, чтобы процесс пошел как можно быстрее, то почему мы хотим иметь хорошего специалиста-физика? Что он должен делать?

Он должен быть просто хорошим ученым или должен быть хорошим армянским ученым? Какие задачи мы будем ставить перед этим специалистом? Почему хотим удержать его в стране? Ответы на все эти вопросы, конечно, лежат в плоскости развития гуманитарных наук. Какую страну, в конце концов, мы хотим видеть в перспективе? Есть вопросы миропонимания и мировосприятия. Мировосприятие присутствует у всех народов, а миропонимание дано только тем, кто обладает сильным цивилизационным пластом, цивилизационным ресурсом. Если его нет, то идет восприятие на ура чужеродного ресурса.

 - Да уж, особенно в эпоху глобализации...

- Вот именно. Но мы как нация с древней историей и сильным цивилизационным кодом вправе иметь свое миропонимание. И если мы этого хотим, то, конечно, должны развивать гуманитарные, общественные науки. В свое время у нас была очень хорошая школа естественных наук, и после развала Союза нам удалось ее сохранить. А вот воссоздать национальную гуманитарную школу гораздо труднее, 25 лет независимости - слишком короткий срок...

- Так как же проблема будет решаться?

- Во-первых, я думаю, мы должны иметь в составе Госкомитета по науке зампредседателя по гуманитарной сфере и заниматься ею концептуально. Кстати, я благодарен "Голосу Армении" за то, что именно ваша газета последовательно продвигает идею о необходимости развития гуманитарной области, делая акцент на том, что наш суверенитет и независимость должны обеспечиваться гуманитарными дисциплинами. Хочу обратить особое внимание на то, что определять развитие гуманитарных направлений в Армении должны не чужие, а мы сами, это обязательное условие сохранения суверенитета, национальной идентичности и цели.

- Поскольку мы заговорили о науке, хотелось бы услышать ваши комментарии на предмет разговоров о том, что Академию наук собираются едва ли не упразднять, научные институты - сокращать, а степень кандидата наук - ликвидировать...

- Я, честно говоря, не знаю, откуда взялись подобные разговоры. На самом деле, что касается степеней, то речь всего-навсего идет о том, что степень кандидата наук будет приравнена к степени Ph.D, то есть "доктора по специальности", а доктор наук как был, так и останется доктором наук. То есть останутся опять же две степени...

- Меняется только терминология, а суть остается прежней? Будут кандидатские, докторские?

- Конечно. Дело в том, что мы ведь работаем в двух направлениях. Одно - евразийское сотрудничество, другое - европейское. Для России наш кандидат наук будет именоваться "доктором по специальности", для Европы - Ph.D. А доктор наук так и будет именоваться доктором наук. Что касается научных институтов, то все они будут сохранены. Преобразования касаются того, что они должны включиться в систему образовательного кластера. А так останутся в структуре Академии наук с сохранением своей позиции, статуса и т.д. О Национальной Академии наук вообще речи нет, никто не собирается и не вправе ее упразднить. Такого быть не может!

- В этом году мы справили 25-летие независимости Третьей Республики Армения. Образование - сфера, которая за прошедшие четверть века постоянно подвергалась реформированию. Причем неоднократно проводились реформы, которые потом объявлялись несостоятельными, и обосновывалась необходимость новых реформ. Как вы сами оцените этот путь в 25 лет?

- В СССР была очень сильная научно-образовательная система, но она могла функционировать только в существующей общей системе и финансировалась центром. И вдруг в одночасье все это перестало существовать, что привело, конечно, к ужасающим результатам. Это было подобно землетрясению. Когда я занял в первый раз пост министра, в 1998 году, у нас не было закона об образовании, зарплата учителя была меньше 30 долларов, в школах не было учебников. Вся система оказалась разрушена. При огромном количестве научных институтов они не могли финансироваться так, как в советское время. Такая была ситуация объективно. С другой стороны, наше научное образовательное пространство, как опять же объективно малое пространство, не могло быть изолированным. Это нормально, когда условия, предлагаемые большим пространством, воспринимаются малым. Если в Союзе действовала 10-летка, то и в Армении должна была быть 10-летка. Когда же Союз рухнул, то для всех постсоветских стран встал вопрос о поиске новой платформы. Самая близкая нам цивилизационная платформа была в Европе, поэтому вся наша система нацелилась на европейскую платформу. А что такое европейская платформа? Это 12-летка, бакалавриат, магистратура и т.д. И реформирование нашего образования пошло по этому пути. Если бы мы этого не сделали, то просто остались бы в глубокой изоляции. Ну сохранили бы 10-летку в школе, и мир бы считал, что в Армении нет образования, не потому, что оно плохое, а потому, что он не мог бы, скажем так, исчислять результаты нашего образования. Конечно, реформы - это дело не одного дня, это долгий процесс. Многое сделано, но многое еще предстоит сделать...

- Словом, мы взяли форму, строили на протяжении 25 лет каркас, а вот содержание осталось за бортом или до него пока не дошли руки?

- Вы затронули очень важный вопрос. Реформы в образовании начались с 1997-1998 годов, и корпус мы построили. Сейчас самое важное - содержание. Поэтому сегодня во главу угла ставится качество образования, сегодня мы говорим о формировании рынка труда, влиянии рынка труда на образование, создании единой кредитной системы для республики, свободном перемещении студентов и преподавателей в рамках системы, создании кластеров и т.д. Сегодня идет формирование концепта и содержания образования. В конечном итоге у нас много чего хорошего есть. Есть такие замечательные школы, как "Квант", "Тумо", "Айб", физико-математическая школа, наши ребята побеждают на олимпиадах и дают больше чемпионов, чем два наших соседних государства, вместе взятые. Мы смогли у себя сохранить средний уровень европейского образования. Другое дело, что мы считаем себя конкурентоспособными не в той мере, в которой хотелось бы, мы пока не вошли в лучшие конкурентоспособные образовательные системы. В начале нашей беседы я говорил о "пиках". Так вот важно, повторюсь, чтобы они не остались в статусе элитарных единиц. А для этого неуклонно надо повышать уровень образования, то есть заняться именно содержанием. Над чем, собственно, мы и работаем.

 

Հանրային քննարկումներ

Այս պահին հանրային քննարկման ներկայացված նյութ չկա: